denkirish (denkirish) wrote,
denkirish
denkirish

Categories:

БВК, Кириши и ВПК.

г Кириши – результат всесоюзной ударной комсомольской стройки, развернувшейся на берегу Волхова в 60-е. Строили сначала нефтеперерабатывающий завод, затем принялись за биохимзавод. Параллельно росли новые кварталы, отличный Дворец водного спорта. Население постепенно подобралось к 50 тысячам.

Официально считалось, что биохимзавод выпускает для села белково-витаминный концентрат, БВК – замечательно эффективную добавку к кормам. Чтобы коровы давали больше молока, а свиньи – мяса. И с тем, и с другим в СССР были большие проблемы.
На самом деле история биохимкомбината в Киришах – это еще и история военно-промышленного психоза в СССР.

Холодная война, разразившаяся в конце 40-х, привела к гонке вооружений, в которой СССР не отставал от «вероятного противника». Как и в США, в СССР началось строительство колоссальных подземных убежищ. Они должны были сохранить партийную и хозяйственную элиту страны в случае ядерной войны.
Тут было все: мощные системы очистки зараженного воздуха, автономные энергосистемы, запасы медикаментов и продовольствия. Первоначально считалось, что убежища позволят пересидеть на этих запасах какое-то время после обмена ядерными ударами, а там природа возьмет свое, дожди разгонят радиацию, можно будет выходить на поверхность.
Однако в 60-е годы специалисты пришли к выводу, что ядерная война неизбежно повлечет за собой «ядерную зиму» – глобальное похолодание, которое уничтожит всю земную растительность. Сельское хозяйство погибнет, есть выжившей элите будет нечего. Побеждать в термоядерной войне смысла нет: все равно помирать с голоду.
И тут группа советских академиков вышла в ЦК КПСС с «революционным» предложением: разработана передовая технология, которая позволяет с помощью специальных микробов из парафинов нефти синтезировать искусственный белок, белково-витаминный концентрат (БВК). В мирное время им хорошо кормить коров, а в случае войны можно и людей. Не совсем бифштексы, но до победы над врагом на них дотянуть можно.

Уж если СССР за что-либо брался, то ставил это на широкую ногу.
На XXIII съезде КПСС сказали: «Признано целесообразным создать новую отрасль – микробиологическую промышленность – и дать ей соответствующее развитие». При Совете Министров СССР учредили Главмикробиопром. Официально задачу ведомству формулировали так: «...в достатке обеспечивать покрытие потребностей животноводства в кормовых белках, антибиотиках и других продуктах микробиологического синтеза».
В центральных газетах появились бодрые репортажи из лабораторий, в которых вот-вот будет сделано съедобное искусственное мясо.
Ударными темпами развернулось строительство комбинатов по производству БВК, белково-витаминного концентрата. Одно из таких предприятий и построили в Киришах, светлом новеньком городе на берегу Волхова.
Все получилось точно, как задумали: промышленность по выпуску искусственного белка на случай войны заработала, БВК только в Киришах выпускали по 70 тысяч тонн в год, коровы и свиньи его лопали (что не привело, однако, к изобилию в СССР мяса и молока), создатели технологии получили Госпремию СССР…
Не учли сущую чепуху. Во-первых, комбинат время от времени случайно выбрасывал в атмосферу чуть-чуть этого самого искусственного белка. Во-вторых, белок оказался невероятной силы аллергеном.
Всего за несколько лет 50-тысячное население города оказалось поголовно сенсибилизировано к искусственному белку – обрело к нему высочайшую чувствительность. Малейшие дозы БВК в воздухе Киришей приводили теперь к массовым приступам удушья у взрослых и детей. Сначала киришане не понимали, в чем дело. Но недаром процент людей с высшим образованием и учеными степенями был здесь одним из самых высоких в Ленобласти. Очень скоро нашлись люди, установившие достоверную статистическую связь между выбросами и вспышками аллергии.
  1.  
Поначалу шло глухое брожение, кухонные разговоры. Кризис социализма был уже не за горами, но времена стояли еще суровые: за клевету на советскую власть несложно было загреметь то ли в психушку, то ли в лагерь.

Развязка наступила на майские праздники 1987 года.
За несколько дней до Первомая в семье киришского инженера  умер сын.
Он давно уже задыхался, родители безуспешно таскали его по врачам, те разводили руками, а тут на мальчика напал особенно сильный приступ, и он умер.
Супруги похоронили сына, и муж-инженер обреченно сказал: «Я убью директора биохима». Был он охотником, и ружье у него имелось.
Жена – между прочим, секретарь партийной организации другого предприятия – с рыданиями повисла на шее мужа, требуя одуматься: тебя же посадят, меня выставят с волчьим билетом, а у нас еще один ребенок!
Инженер долго молчал, уставив глаза в пол, а потом сказал: «Хорошо. Я не буду его убивать. Я поступлю иначе».
Всю ночь перед Первомаем он рисовал и клеил, а утром, невзирая на отчаянные крики жены, вышел на демонстрацию с плакатом «Убийцы!». Инженер простоял всю демонстрацию на обочине, подняв свой плакат. Его не трогали – город знал, что человек только что похоронил сына. И все знали, почему  мальчик умер.
Tags: ВПК, Питер, аллергия, астма, бвк, кириши, коровы, люди, перестройка, свиньи, холодная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment